У меня никто не спрашивал, но, как человек пишущий, я хочу высказаться обо всем этом. Сразу дисклеймер. Вы можете со мной согласиться или нет – это просто мысли, которые не претендуют быть исключительной правдой. У вас может быть своя точка зрения, радикально противоположная, и я ее уважаю. Но знаю, что все вы мои друзья, поэтому я могу не стесняться говорить что думаю.


Я стараюсь быть пацифистом настолько, насколько это возможно. Я вегетарианка, не ношу кожу и мех и считаю, что в идеальном мире люди не убивают животных. Людей – тем более. Но мы, к сожалению, не в идеальном мире.

Недавно я ехала по городу, смотрела в окно и на миг представила – а что, если у нас дым будет валить не из градирни ТЭЦ, а из жилых домов. Колесо обозрения в парке станет двойником того, что в Припяти. А подвалы станут нашими домами. Это страшно.

Я чувствовала боль тех людей, которые должны бежать из родных домов, не спать от взрывов и выстрелов или в спешке уезжать из страны. Я вряд ли бы ненавидела других и писала в комментариях «Чтоб вы все сдохли», а просто не понимала бы, за что. За что я должна страдать из-за агрессивных действий своего (и чужого) правительства. И я сейчас не только про Украину, но и про Сирию, Ливию, Афганистан, Югославию, СССР и все остальные страны, которые когда-либо страдали в войнах. Ответная агрессия – это нормальная реакция людей. Потому что никто из мирных жителей такого не заслужил. И я против того, чтобы погибали люди.


Но в войнах не бывает нейтральности. Только крайности. Есть одна сторона и другая. По факту – крайне правая и крайне левая. И каждая считает себя правой. Чтобы понять, где правда сейчас, я стараюсь фильтровать информацию и прислушиваться к обеим. Условно, я смотрю и «Бесогон», и Дудя. И с обеих сторон жесткая пропаганда – каждая, как девочки из инстаграма, показывает только свою рабочую сторону – подсвечивает лишь то, что выгодно ей. Но конкретно в этом конфликте я из тех, кому не стыдно, кто «А где вы были 8 лет назад».


С близкими я часто рассуждала на тему того, что Россия – самая толерантная страна, которую только можно придумать. Толерантная не для демократической показухи: без маршей в защиту ЛГБТ, БЛМ и прочего мракобесия. Россия – это такая страна-бро: у нее самой в жизни все не очень-то хорошо, но своего братана она в беде не бросит: ни в войне, ни в коронавирусе, ни в голоде, ни в наводнении. А если надо – еще и долг спишет (нервный смешок).

У нас уживается столько народов, что где-то в мире грустит один эсэсовец. Скажем, я живу в Чебоксарах. За грибочками я пойду к чувашской бабушке, которая торгует у остановки, за шаурмой – к кавказцам из соседнего ларька, а за далом и палак паниром – к индийцам. На выходных поеду к марийцам на их озера, а потом к татарам – куплю кыстыбый в «Бехетле» и зайду в мечеть Кул-Шариф. Да что далеко ходить: в нашем «Ютубе» самые популярные ребята – казах, казах, русский казах, кабардинец, балкарец и Леха Щербаков.

В России я не встречаю проявлений радикальной ксенофобии, шовинизма и национализма. Зато за границей – случается. Из последнего: стою я в очереди на бар в египетском отеле. Передо мной – типичный русский мужик: носки, сланцы, голое пузо, красное лицо, все дела. Бармен спрашивает у него по-русски: «Что будете?» И мужик отвечает по-английски, что он вообще-то украинец, ничего общего с этими москалями не имеет и вообще их где угодно вертел. Такие дела.

Не хочу говорить, что все такие. В большинстве своем простые люди – зайки, солнышки и наши братья. Но паршивая овца – сами знаете. И проблема национализма зрела давно. Помните «Брат-2»? Тот момент, когда герой Сухорукова прилетает в Чикаго, подходит к мужикам в дубленках, чтобы спросить, где русские живут. А ему отвечают: «Москаль мне не земляк». 98-й год, ребята.


Но самое глупое, что можно делать сейчас – это ругаться с родителями. Они у нас одни, и они не вечные. А еще они и не такое видали. И знают, что там, где заканчивается жопа, начинается новая жизнь. А правда, за которую мы спорим, уже завтра может превратиться в тыкву. Поэтому нам стоить почитать отца своего и мать свою. А еще почитать историю.

Про НАТО, про ЕС, про провокации, Майдан, Одессу, Донбасс, про надписи «Все лучшее детям» на снарядах. Умные люди все всё понимают.

Ведь война началась не сейчас. И даже не 8 лет назад. Просто сейчас всему миру дали индульгенцию ненавидеть русских.


Не буду врать, что мне нравится такая жизнь в России. На самом деле меня бесит примерно все. Сейчас – особенно. Бесит бояться потерять работу. Бесит, что вроде только начала копить на первоначальный взнос, а ипотеку взять как будто и не получится. Бесит, что доллар – 120 рублей, а литр бензина – 50. Бесит, что свой день рождения через неделю я планировала отмечать на море, а в лучшем случае буду отмечать на Волге. Бесит, что песий корм стоил 6 тысяч, а сейчас  – 14, и то его надо поискать. И, видимо, сейчас Ичи будет есть какой-нибудь «Роспес». Бесит, что хотела носить «Гуччи», а придется носить «Чебоксарский трикотаж».

Но блин, серьезно? Неужели это все, что меня сейчас волнует?

Вообще я верю в карму, реинкарнацию и все такое. И мы с Колей часто смеемся, что как, должно быть, мы косячили в прошлых рождениях, что сейчас живем в России и в это время. Или, как говорят местные неоклассики, «За грехи из прошлой жизни я был сослан в Чебоксары». Так что, похоже, продолжаем отрабатывать карму.


Все, что остается делать сейчас – это просто привыкать к новой реальности. Не сраться в комментах, не желать смерти другим и не жалеть себя. Просто принять ситуацию и делать все, что в наших силах. Всем, кто хочет уехать – уехать. Остальным – уважать друг друга и соседей, помогать слабым и нуждающимся, обнимать родителей. Работать настолько хорошо, насколько это возможно, осваивать новые профессии, откладывать финансовую подушку. Не скупать гречку, сахар и телевизоры и всегда иметь немного наличных. И на всякий случай – носить шапочку из фольги. 

(Visited 26 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *