Утро. Полтора часа до момента «опаздываю». Душ, скрабчик, эпиляция, маска для волос. Кухня. На столе разбросано содержимое бездонной косметички, на плите овсянка пытается сбежать каждые 2 минуты. Но недокрашенный глаз бдит и анализирует обстановку, пока по лицу слоями размазывается праймер, сс-крем, консилер, бронзатор. К тому моменту, когда получилось нарисовать ровную, такую же (!) вторую стрелку, каша уже подгорела. Фен, традиционное двадцатиминутное подвисание у шкафа, завтрак. Чай опять обжег язык. Засмотрелась «Спанч Боба» — время пришло, опаздываю. Где мои, блин, колготки? А впереди еще куча работы, после обеда забежать за подарками, не забыть подать показания счетчиков, вечером успеть на тренировку, потом постирать и хорошо бы лечь спать пораньше.

Оперативное планирование прерывается истошным внутренним воплем: «За что мне все это?!» В голове что-то щелкнуло. Впрочем, могло быть и хуже — я могла бы родиться мужчиной.

Да, я бы вставала за 15 минут до выхода, чистила зубы, приглаживала волосы мокрой ладонью и надевала то, что первым выпало из шкафа. Хоба — и я бесподобен. На этом все плюсы закончились.

Мне жаль мужчин. Хотя нет. Мужчины сильные, а жалость — бесполезное чувство. Лучше так: я им не завидую.

Это ведь ворох обязанностей и фатнтастическая ответственность. Быть сильным. Учиться хорошо и защищать младших. Сдерживать слезы, когда больно. Стискивать зубы, когда страшно. Быть хорошим сыном и братом. Провожать девочку домой и таскать за нее портфель, тратить последние карманные деньги ей на шоколадку ради робкого поцелуя в щечку. Защищать родину или героически скрываться девять лет от дядюшки военкома. Отыскать среди тысячи одноликих созданий свою музу. Разочароваться и снова искать. Стать заботливым мужем. Отцом. Построить дом. Беспрестанно трудиться, зная, что именно от тебя зависит счастье родных.

Это ведь бесчисленные ярлыки «тыжмужик», которые бьются о безапелляционные аргументы «яждевочка», «яжмать», «ястаршемневиднее». Ага, девочка. А как ром-колу хлестать в баре за чужой счет, так не баба, а Черная Борода.

Это ведь череда бесконечных «хочу»: шубу, телефон, пандору, машину, цветы, кальян, платьишко, роллы, ажан провокатёр, на море, на ручки, мейн-куна, духи — подкрепленных железным «мужик должен». «Сама купи», — думаешь ты про себя и идешь в магазин, лишь бы она улыбалась.

Это ведь ты приходишь уставший с работы домой, а она в это время насмотрелась псевдосибаритский инстаграм подружек, где-то начиталась тупых цитат про «девушка не должна носить ничего тяжелее букета цветов» и началось. Лучше бы «Домострой» почитала.

И каждый месяц — одно и то же. Взгляд хищной гиены, готовой растерзать тебя за то, что ты слишком громко дышал, сменяется красными от слез глазами, размазанными по щекам соплями, потому что никто ее не любит и вообще она толстая.

 «Некоторые люди живы только потому, что они женщины», — не знаю, кто гениальный создатель этих строк, но, по-моему, он прав. Иногда так хочется простого человеческого дать себе леща. Вот вроде всё понимаешь, пытаешься быть адекватным человеком и — вжух — у самой начинается: «Что случилось?» — «Ничё» — «Все хорошо?» — «Да» — «Ты обиделась?» — «Нет». А сама сидишь и вспоминаешь, как он 23 июля 2015-го ушел гулять с пацанами, не предупредив тебя, а ты так устала жить в этой лжи.

И дальше всё как в тумане: собираю вещи — еду к маме, ты меня никогда не понимал, разбитую чашку не склеишь, когда ты мне в последний раз подарки дарил, ну и лайкай дальше своих баб, тебе нужен кто-то другой. А потом, немного успокоившись, на всякий случай гуглишь способы идеального убийства и прикидываешь, где бы достать свинью, которая может съесть расчлененное тело.

В минуты редких размышлений об альтернативной реальности думаю: что, если бы я родилась мальчиком? Представлю, и становится как-то ну не очень. Ведь вряд ли я выросла бы в красавчика-качка из календаря австралийских пожарных. В лучшем случае в Чендлера из «Друзей». Или в того чувака, который рекламирует «Реал трансхайр» на фотографии «до».

Ну нафиг. Уж лучше сейчас как поработаю, потом за подарками, потом на йогу, приду домой и постираю. А еще, пожалуй, приготовлю вкусный ужин. И «Домострой» почитаю перед сном. 

Девочкам, конечно, тоже нелегко. А когда они становятся мамами — особенно. Но с красивыми локонами, пушистыми ресничками, новыми ноготочками и за сильной мужской спиной живется как-то проще.

(Visited 40 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *