Канкун. Здесь все эти «Хайятты», «Риу», «Хард Рок», «Мэриотты», «Иберостары» и с десяток других отелей 5* складываются в слово «лакшери».

Здесь пейзажи — исключительно инстаграм-френдли. Море, лазурное до неприличия. Берег, окаймленный оправой из белого хрустящего песочка, острых скал и кубов-волнорезов. А еще пальмы, мангры, заросли агавы.

Да что там, здесь такие жопы, каких я никогда не видела, пиво светлое, как наше будущее, а солнце яркое настолько, что легко может подарить бэд-трип.

Центр города и зона отелей

Всего 70 километров, час езды и 80 песо (270 рублей) — и мы в Канкуне. Город-сказка, город-мечта, город-пафос. Сам Канкун-сити, он же центр, он же Даунтаун, ничем особо не примечателен. Здесь живут местные жители и экономные туристы. Автовокзал ADO, тесные рынки, слегка обшарпанные малоэтажные дома, новые высотные кварталы-человейники и парочка музеев — вот, пожалуй, всё.

Мы приезжали в Канкун из Плайя-дель-Кармен несколько раз. Захватив в ближайшем мини-маркете OXXO кофе с бессменными пончиками в лучших традициях американских полицейских, мы запрыгивали в городской автобус с пометкой R — R1 или R2 — и мчали в Zona Hotelera.

Здесь все эти «Риу», «Хард Рок Отели», «Хайятты», «Мэриотты», «Иберостары» и с десяток других отелей 5* складываются в слово «лакшери».

Зона отелей лениво растянулась на песчаной косе шириной всего в 400 метров и длиной в 25 километров. С одной стороны ее омывают неприлично бирюзовые волны Карибского моря, а с другой — мутновато-синяя лагуна. Говорят, с высоты птичьего полета коса формой напоминает цифру «7»: седьмые небеса счастья, наслаждение жизнью семь дней в неделю и всё такое.

01

Пляжи Канкуна

Второй километр, третий, пятый, седьмой. Пляжи Перлас, Лангуста, Линда, Тортуга. Здесь мало волн и много людей. Мы проезжали их и выходили на восьмом километре. Белоснежные фасады отелей, слившиеся с пышностью облаков, терялись в зелени пальм, в собственных газонах и зарослях агавы. Казалось, ничто не могло помешать дикой природе. В подтверждение тому у дороги вальяжно грелись пузатые игуаны, а среди дорожных знаков то и дело мелькали объявления о том, что в лагуне водятся крокодилы.

Пляж Караколь, идиллический, тихий и такой любимый. Я на пирсе, мягко скачущем от приливающих волн. Сзади — отельный гигант Riu и его обласканные роскошью обитатели. Слева — размытые очертания Канкун-сити. Впереди — Исла Мухерес, больше известный как Остров женщин, в водах которого таятся мистические скульптуры. Справа — раскаленные камни и тот самый маяк с моего скринсейвера. Вокруг — бескрайние Карибские просторы и ощущение свободы.

А в руке — баночка пива. Светлого, как наше будущее.

Пляж Дельфинес на семнадцатом километре, многолюдный, общественный, открытый, но от этого не менее прекрасный. Со смотровой площадки видно, как волны бесчинствуют и жадно пожирают песчаный берег, как соломенные шляпки зонтиков смешиваются с сочностью мангровых кустов. Прозрачная лазурь моря градиентом переходит в глубокий синий у самого горизонта. Рядом с нами сидят местные бомжи и пьют текилу из пластиковой полторашки, но жизнь прекрасна — и они тоже наверняка счастливы.

Торговый центр с сувенирными магазинчиками, Hard Rock Cafe, клуб Coco Bongo и лучший в мире бэкстейдж — пляж Гавиота-Асуль. Описать его красоту так же сложно, как объяснить человеку в штанах с накладными карманами, что это ну не очень.

Здесь все оттенки небесного собрались в идеальный коллаж. Здесь берег в оправе из белого хрустящего песочка, острых скал и кубов-волнорезов соединяется с бесконечным морем. Да что там, здесь такие жопы, каких я никогда не видела. Пейзаж самый, что называется, инстаграмэбл.

01

Бэд-трип

Когда мы приехали в Канкун первый раз, мне хотелось посмотреть всё и сразу. Марафон по пляжам и 15-километровая прогулка под палящими лучами закончились мощным тепловым ударом. И легкими галлюцинациями.

Меня накрыла паническая атака: голова кружилась, сердце стучало, было тяжело дышать, и меня обволокло такое сильное чувство тревоги, что всё это было больше похоже на бэд-трип.

Я не помню, как мы сели в автобус до центра. Я помню только дикий шум и лицо какого-то парня, который залез в переднюю дверь практически на ходу. Оно казалось уродливым — я будто ничего хуже в жизни не видела. Лицо то становилось огромным, то сжималось до уровня атома. Еще полчаса назад бывший прекрасным мир казался теперь каким-то пластилиновым. Я цепенела от страха, голова болела от запаха бензина и искаженного восприятия реальности, всё казалось жутким.

Мысль о том, что скоро мне придется встать и выйти на нашей остановке, заставляла паниковать еще больше — я была уверенна, что не смогу этого сделать, потому что руки и ноги не слушались. Одно казалось живым — блуждающий, заключенный в тиски почти парализованного тела ум, который генерировал слишком много мыслей.


Я сидела на асфальте в центре Канкуна где-то рядом с магазином 7/11. Я не помню, как оказалась здесь. Рядом сидел Коля и отпаивал меня водой, а в голове крутилась песня Биг Рашн Босса: «Брат, братан, братишка, когда меня отпустит».

Через час меня отпустило.

01
(Visited 58 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *