• Статья для журнала Vegetarian •  

Экологичный транспорт — почти такой же оксюморон, как биоразлагаемые мусорные мешки и этичная шерсть. Но всё же такой транспорт существует.

Казалось бы, всё просто: автомобили и самолеты — абсолютное зло для экологии, поезда и корабли — уже лучше, а городской электротранспорт и электрокары — верх экологичности. С одной стороны, всё так, а с другой — везде есть свои нюансы. Давайте разбираться.

Что такое «экологичный транспорт»?

Зеленый транспорт,  экологичный транспорт, устойчивый транспорт, sustainable transport — названий у него много. Это такой транспорт, который минимально влияет на окружающую среду и изменение климата. В идеальном мире он использует энергию из возобновляемых ресурсов (а не нефти, газа, угля) — такую энергию называют еще регенеративной или зеленой. В отношении транспорта чаще всего это гидроэнергия и солнечная энергия.

Проблема экологичности транспорта появилась, потому что транспортные системы — это около четверти мирового потребления энергии и выбросов углекислого газа (СО2), что неизбежно приводит к климатическим изменениям — и очень негативным. А еще экологический след транспорта — это не только загрязнение воздуха, исчерпание невозобновляемых ресурсов, но и проблемы его утилизации, в том числе опасных отходов вроде аккумуляторов.

Как определить экологичность транспорта?

Есть несколько способов определить «зеленость» транспорта. Например, можно сравнить, сколько энергии в килоджоулях понадобится, чтобы перевезти одного человека на один километр. По этому параметру самый эко-френдли — велосипед: он даже энергоэффективнее, чем пешие прогулки. Следом идет городской транспорт: трамваи, троллейбусы, метро. Затем — поезда и водный транспорт. А самые вредные — автомобили и самолеты.

Другой способ — определить источник энергии транспорта и узнать количество выброса углекислого газа. Для этого даже есть специальные калькуляторы углеродного следа, например этот .

К примеру, нам нужно добраться из Москвы в Казань — а это примерно 800 км. Посчитаем, какой углеродный след оставит один человек, добираясь разными видами транспорта:

  • Самолет (перелет эконом-классом) — 0,21 тонн
  • Автомобиль (со средним расходом топлива 8л /100 км) — 0,14 тонн
  • Автобус — 0,08 тонн
  • Поезд — 0,03 тонн

Кстати, подобные программы-калькуляторы высчитывают углеродный след, который оставляет не только транспорт, но и домохозяйства и различные покупки — можно отслеживать свой углеродный след по всем параметрам, а программа выдаст варианты компенсации, на которые можно перевести деньги: обычно это фонды посадки деревьев, установки солнечных панелей, восстановления лесов.

Экологический след разных видов транспорта

Самолет

Что выделяет? Углекислый газ (почти 70% выбросов), водяной пар (30%, но он безопасен), другие загрязняющие вещества (2–5%): оксид серы, угарный газ (оксид углерода), оксиды азота, альдегиды, сажу.

Самолет считается самым неэкологичным видом транспорта — на аэроиндустрию приходится примерно 2–3% от всех выбросов углекислого газа, а это очень много в масштабах планеты.

Только представьте: каждый день в мире летает около 50 тысяч лайнеров разных размеров (из них половина — пассажирские, половина — грузовые и прочие). Боинг 747 расходует примерно 11 тонн топлива в час. А если это трансатлантический перелет, то ему потребуется больше 100 тонн топлива. Звучит пугающе.

Особенно много выбросов от воздушных судов происходит при взлете и посадке, а потому территории возле аэропортов особенно загрязнены — и это не считая высокого шумового вброса, который влияет в первую очередь на животных, которые живут неподалеку.

Чем опасны самолеты в воздухе, так это максимальной близостью к озоновому слою. Они неизбежно на него влияют — больше, чем любой другой вид транспорта — и приводят к его постепенному разрушению.

Вред самолетов настолько очевиден, что среди путешественников и экоактивистов даже появился термин «флайтшеминг» — стыд за перелет. Авиакомпании это тоже прекрасно понимают и стараются как-то компенсировать вред. Так, например, некоторые авиакомпании предлагают программы компенсации выбросов: покупая билет у них, вы можете сразу сделать небольшой взнос, и тогда эти деньги пойдут в разные экологические фонды. Какие-то компании и вовсе делают это по умолчанию, а какие-то — инвестируют собственные средства в специальные экопроекты.

И вот какой нюанс: чем новее модель самолета и его двигатель, тем меньше выбросов СО2 от него — они могут уменьшаться до 20%. Современные авиакомпании стараются обновлять свой парк  и использовать модели самолетов, которые расходуют меньше топлива. Также некоторые из них начинают использовать биотопливо из возобновляемых ресурсов, используют зеленую энергию для наземного обслуживания и отказываются от пластика во время перелетов.

Еще несколько примеров такой гонки за экологичность среди авиакомпаний. Летом 2019 года нидерландский перевозчик KLM запустил рекламу, в которой призывал клиентов меньше летать. А ирландский лоукостер Ryanair начал каждый месяц публиковать данные о выбросах углекислого газа — чтобы доказать, что он меньше, чем конкуренты, загрязнет планету.

Существует также Международная ассоциация воздушного транспорта. Она сформулировала цели для авиаиндустрии: к 2050 году уменьшить выбросы углекислого газа на 50% по отношению к уровню 2005 года.

Так или иначе, пассажиры тоже становятся более осознанными и по возможности отказываются от перелетов или заменяют их путешествиями на поезде, исследуют свою страну и соседние регионы. Вот он, тот самый флайтшейминг.

Автотранспорт

Что выделяет? Оксиды азота, угарный газ (оксид углерода), тетраэтилсвинец, формальдегид, бензол, сернистый ангидрид, бензопирен, сажу и другие твердые частицы и еще до 300 вредных химических веществ и соединений.

Про вред автотранспорта много страшилок. И, увы, почти все из них — правда.

В мире сейчас больше 1 миллиарда машин — при населении в 7,5 миллиардов. В России — около 60 миллионов (вместе с автобусами, грузовиками, мотоциклами) — при населении в 147 миллионов. То есть одна машина приходится на два с половиной человека. А если учесть, что в России 20–25% автомобилей довольно старые и превышают современные нормативы по токсичности и дымности выбросов (такие машины в некоторых западных странах даже не разрешается эксплуатировать), то картина становится совсем грустной.

Сначала такое количество машин нужно произвести — а это огромные затраты ресурсов, энергии и такие же масштабы загрязнения от производства. Потом нужно добыть природные ресурсы и переработать их в топливо для машин — и опять же это ужасающие масштабы загрязнений. Истории знакомо много случаев разлива нефти: аварии танкеров и разлив в море, аварии на нефтяных платформах, буровых установках, скважинах, а также выброс любых веществ, полученных от переработки сырой нефти.

Затем все эти машины сжигают топливо. Но двигатель внутреннего сгорания не может сжигать без остатка все топливо, которое он использует. Из-за этого двигатель выпускает побочные продукты сгорания в виде отработавших газов. И эти побочные продукты очень вредны: они загрязняют воздух, разрушают озоновый слой и попадают в легкие людей и животных. Особенно это ощущается в мегаполисах, где трафик очень большой — там к тому же машины вызывают шумовое загрязнение и вибрации.

В машинах случаются протечки масел и топлива, средства для мытья машин сливаются в сточные воды, стоки с проезжей части дорог содержат дополнительно тяжелые металлы (свинец, кадмий), попадают в водоемы, грунтовые воды, почву, а затем и в организм животных и человека, в некоторых случаях вызывая тяжелые заболевания — в том числе онкологию.

В конце возникает проблема утилизации автомобиля: шин, металлолома, пластмассы из салона, аккумулятора — и чаще всего их не утилизируют правильно. А потом люди идут за новыми машинами.

Немного лучше дела обстоят с автобусами. И хотя они потребляют больше топлива, они в то же время перевозят больше людей (нередко в 30–50 раз больше), а это значит, что их энергоэффективность намного выше.

Чтобы бороться с проблемой загрязнения от автомобилей, нужно стараться пересаживаться на городской транспорт и междугородние автобусы (а лучше поезда). А если нет — хотя бы покупать более современные модели, автомобили с меньшим расходом топлива и брать попутчиков — друзей, коллег или пассажиров c BlaBlaCar.

Интересным путем пошла компания Flixbus — крупнейший европейский автобусный перевозчик. Они позиционируют себя как экологичную компанию на деле: дают возможность клиентам быстро оплатить компенсационный сбор, как некоторые авиакомпании, используют только современные автобусы и призывают не распечатывать билеты, а использовать электронные.

Поезд

Что выделяет? Оксиды азота, угарный газ (оксид углерода), сернистый ангидрид, сажу.

Несмотря на солидный (и еще неполный) список вредных веществ, которые выбрасывают поезда в атмосферу, это один из самых экологичных видов транспорта. К тому же это очень популярный в нашей стране транспорт: на нем передвигается около 40% всех пассажиров внутри страны и на нем перевозят почти 80% грузов.

Но и здесь есть подводные камни — железнодорожный транспорт потребляет много ресурсов: 7% от всего добываемого в России топлива, примерно 6% электроэнергии и 4,5 % лесных ресурсов. А каждое локомотивное депо использует приличное количество воды, например, для мытья составов. Вместе со сточной водой в почву и водоемы попадают нефтепродукты, фенолы, поверхностно-активные вещества, кислоты, щелочи, шестивалентный хром и неорганические взвешенные частицы.

В целом же поезда более безобидны по сравнению с другим транспортом. Во-первых, они используют электрическую тягу. Во-вторых, расход топлива за единицу работы у них гораздо меньше. В-третьих, пассажирский поезд вмещает много людей — около 400 человек. Кроме привычных поездов дальнего следования есть еще двухэтажные поезда и скоростные электропоезда вроде «Ласточки» или «Сапсана»  — последние могут вмещать до 1000 человек. В-четвертых, под железные дороги используется немного земли и они не требуют постоянного ремонта, как автомагистрали.

Но и это еще не всё: в 2018-м в Германии запустили бесшумный пассажирский поезд Coradia iLint, работающий на водороде. Он отправляет в атмосферу только пар и водный конденсат, а при этом он может проехать без дозаправки 1000 км и развивать скорость до 140 км/ч. Кажется, будущее уже наступило.

Водный транспорт

Что выделяет? Оксиды азота, угарный газ (оксид углерода), оксид серы.

Еще более экологичный транспорт — водный. Это весь речной и морской транспорт для перевозки грузов и пассажиров: танкеры, баржи, круизные лайнеры, теплоходы, корабли, суда на подводных крыльях и на воздушной подушке. Все они тоже используют топливо с довольно большим расходом, а потому их выбросы нельзя назвать нулевыми. Но цифры относительно оптимистичные. Например, если автомобили за год выбрасывают в атмосферу 10 тысяч тонн угарного газа, поезда — 40 тонн, то водный транспорт — меньше 30 тонн.

Но загрязнение атмосферы — это не самое страшное, что делают водные суда. 60% негативных воздействий — шумовое загрязнение, вибрации, которые не свойственны морской и речной биосфере, коррозия судов в воде и самое главное — масштабные разливы нефти при авариях. Словом, от водного транспорта страдают в первую очередь морские обитатели. А от искусственных волн иногда даже погибает молодь рыб и другие гидробионты: моллюски, губки, ракообразные.

Самое безвредное — это передвигаться на парусных кораблях, как это сделала когда-то Грета, или на небольших весельных лодках, как это делают рыбаки и жители островов где-нибудь в теплых морях. Но это, согласитесь, не самый популярный вариант для среднестатистического жителя города.

Городской транспорт

Что выделяет? Почти ничего.

Особенно если это электротранспорт: трамвай, метро, троллейбус. В воздух не выбрасывается вредных веществ, нет сажи, нет масштабных задымлений атмосферы — красота!

Но вот какое дело: общественный транспорт используется обычно днем, а это значит — энергетическая сеть работает на полную мощность, а это значит — тепловые электростанции сжигают больше топлива и увеличивают выбросы в атмосферу. Тогда электротранспорт уже не кажется совсем уж безвредным. Другое дело, если источник энергии — современная ГЭС. Тогда городской электротранспорт можно назвать экологичным.

Автобусы же пока далеки от того, чтобы быть с гордой приставкой «эко». Хотя мировая практика к этому стремится. Например, городские автобусы Лондона постепенно переходят на биотопливо из кофейной гущи — ее собирают по фабрикам, кофейням и ресторанам города. А производят биотопливо вот как: масло, полученное из кофейной гущи, смешивают с дизелем в пропорции 1:4 — и вредных выбросов примерно на 15% меньше.

В некоторых странах, например, в Китае и Норвегии, появляется всё больше электроавтобусов. А в Мадриде есть автобусы, на крышах которых разбиты целые сады с живыми растениями. Хотя за подобным киберпанком не нужно далеко ходить: даже в России в нескольких городах (например, в Краснодаре, Питере, Казани, Чебоксарах) ездят троллейбусы с автономным ходом — им даже не нужны электрические провода на всем пути, ведь у них динамическая подзарядка.

Электромобиль

Что выделяет? Ничего.

Электромобиль для экологии — очень неоднозначный предмет.

Он не требует бензина, газа или дизеля. Но он требует электроэнергию. И, как в случае с городским электротранспортом, если это энергия ТЭЦ, которая выбрасывает в атмосферу вредные вещества, то едва ли электромобили можно назвать совсем экологичными. Хотя чаще всего они заряжаются ночью, и это разгружает электросети.

Если верить исследователям из Польши, то электромобили, даже если они получают электроэнергию от самых загрязняющих планету угольных электростанций, всё равно наносят вреда экологии меньше, чем обычные автомобили с дизельными двигателями — как минимум на 25% меньше.

А тот самый калькулятор углеродного следа нам показывает: за 400 км (а именно столько может пройти электромобиль без подзарядки) средний автомобиль с расходом топлива 8 л/100 км выбросит в атмосферу 0,07 тонн углекислого газа, а условный электрокар Tesla Model 3 – 0,03 тонн.

Но самое спорное — не в выбросах от выработки электроэнергии или от топлива, а в аккумуляторе электромобиля, а если точнее — в ущербе экологии от его производства и утилизации. Обычно это литий-ионные аккумуляторы, которые нужно менять каждые 5–10 лет. Причем эти батареи просто огромные: от 270 кг в Nissan Leaf до 540 кг в Tesla Model S.

При производстве одного такого аккумулятора углекислого газа выделяется почти столько же, сколько при производстве обычного автомобиля с двигателем внутреннего сгорания (ДВС). Именно поэтому в Сингапуре на «Теслы» экологический налог выше, чем на обычные автомобили.

С другой стороны, при использовании электромобиля не нужно будет менять запчасти, свечи, ремень ГРМ, заливать столько масла, к тому же обычные свинцово-кислотные аккумуляторы на машинах с ДСВ тоже надо производить и как-то утилизировать.

Многие говорят, что в электромобилях просто нечему ломаться. Хотя и тут есть своя история (которая, правда, скорее исключение, чем правило). В октябре 2019 года австриец врезался в дерево и разбил свою Tesla, которой было 3,5 года. В Австрии есть лишь одна компания, которая специализируется на приеме разбитых электромобилей, но она еще не получила лицензию на работу. А из-за повреждения аккумулятора перевезти Tesla в другую страну или просто в другой регион нельзя — это и опасно, и незаконно, и никто не знает, как к ней подступиться, а в Австрии нигде не принимают такие отходы. В итоге автопроизводителю Tesla пришлось прислать своих специалистов из США. А что делать другим владельцам электрокаров, если они попадут в такую ситуацию — очень интересный вопрос.

Словом, холивары на тему того, что экологичнее — обычный автомобиль или электрокар — только разгораются. Но одно можно сказать точно: электромобиль не такой экологичный, каким кажется на первый взгляд.

(Visited 12 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *