Мы собирались в Китай, на Хайнань, еще в мае 2018-го, даже купили билеты — но тогда не сложилось, и мы оказались в Мексике. Вот уж поистине Вселенная лучше знает, что нам нужно именно сейчас.

Но от этого ожидание встречи было еще более томительным — что же там нас ждет, на этом китайском острове? Горы али-экспрессошных «Сексуальный Стиль Пляж Две Пьесы Кружево Выдалбливают Топ и высокая Шифон Платье» за символические юани? Паленые айфоны? Толпы монокитайцев после смены в подвале и жареные тараканы?

В итоге мы побывали там лишь через полгода, и сразу спойлер — ничего такого на китайском острове нет. Зато есть как минимум 12 причин полететь на Хайнань.

1. Попробовать всю китайскую кухню в одном месте

У меня знакомство со страной традиционно начинается с кухни (и с дегустации местного пива, чего уж там). Вообще разновидностей китайской кухни как костюмов со стразами у Киркорова — неприлично много. Нежно-сладковатая фуцзянская, маслено-острая хунаньская, огненно-жирная сычуанская, пекинская, которую хоть на стол императору, кантонская, где едят все, что шевелится и уже нет, харбинская, которая у русской соседки позаимствовала щи, борщи и черный хлеб, — и это только на первое.

Из-за того, что на Хайнань приезжают отдохнуть со всего Китая, здесь случился симбиоз разных кухонь. В меню местных ресторанчиков рядом стоят мясо по-харбински, утка по-пекински, ананасы в карамели, жареный морской еж, пюрешка с котлетой по-киевски, сушеные куриные лапки и жареный сазан в кисло-сладком соусе, например. И всё такое жирное, перемасленное, шкворчащее.

На рынках очень много морепродуктов и сомнительной еды вроде лягушек, ящериц, черепах, летучих мышей — но 2020-й показал нам, что их есть не стоит.

К слову, Китай учит не доверять тому, что изображено на упаковке. Как-то мы взяли местные семечки (на которых почему-то нарисован вылупившийся птенчик) — они оказались с карамелью. Потом я, в последнее время увлеченная освоением разных кухонь мира, решила купить домой пачку зеленой рисовой лапши в супермаркете — в итоге мы ели странную сладковатую слипшуюся штуку.

Сами китайцы постоянно что-то жуют везде: в транспорте, на улице, сидя на бордюре, в чифаньках — их маленьких бюджетных кафе. И чаще всего это что-то жутко воняет.

С вегетарианской едой на острове пока всё не очень — блюд без мяса в меню из двадцати позиций примерно одно, и то если повезет. Нам повезло, и нашим бесспорным фаворитом стали пельмешки цзяоцзы. В ово-вег-интерпретации они идут с начинкой из молодых кабачков или лука с яйцом, подаются с соевым соусом, чесночной заправкой или неведомым мне огненно-красным острым соусом.

А если что — каноничные азиатские рис или лапша с овощами всегда спасают. К тому же ведь не зря придумали все эти гугл-транслейторы — всегда можно попросить приготовить то же самое, только без мяса.

Но тут есть один нюанс (см. п. 2).

2. Познать трудности перевода

Китайцы не знают английский язык. Совсем. Даже русскую речь от китайца услышать привычнее — когда ты держишь ресторан «Олег», или массажный салон У «Анжелы» (пунктуация сохранена), или сувенирную лавку «Контрабанда у Вали», тебя сами законы бизнеса заставляют общаться с клиентами на одном языке. Но это только в Дадунхае — небольшой бухте, где отдыхает очень много русских и наших казахских, украинских, белорусских братьев.

В остальной части Хайнаня в основном одни китайцы. Очень самодостаточные, кстати, ребята. Всё просто: их почти полтора миллиарда, у них своя культура, мощная экономика, крупные производства, собственная платежная система, соцсети и интернет-ресурсы. Они как Димон Заминированный Тапок — им пох*й. И кому надо, тот сам учит китайский.

К тому же китайцы все такие диджитал и эджайл — когда им нужно с тобой пообщаться, они на своих флагманских смартфонах включают голосовой переводчик, и всё. А еще мне показалось, что они как будто сами с трудом читают свои иероглифы — долго всматриваются, и только через пару мгновений на их лицах появляется улыбка, которая значит: «Я тебя услышал».

Но трудности перевода случаются чаще, чем хотелось бы. Приезжаешь ты такой на железнодорожный вокзал Саньи, чтобы посмотреть расписание и стоимость билетов до Хайкоу — столицы острова. На табло — одни иероглифы. В терминалах, где можно купить билеты, нет возможности переключиться на английский язык. Тогда ты идешь к стойке информации, и парень, который за ней стоит, увидев тебя, быстро собирается и убегает. А потом еще минут пять наблюдает из-за угла, ушел ли ты.

Затем, оставив планы на Хайкоу, ты идешь в местную чифаньку через дорогу. Там, как обычно, начинаешь на пальцах, картинках, в переводчике объяснять, что тебе нужна лапша с овощами и рис с овощами. Тебе всё готовят и подают. Лапша с пекинской капустой и соусом из разбавленной арахисовой пасты — окей, даже вкусно. Но вместо риса тебе приносят просто вареный лук. ВАРЕНЫЙ. МАТЬ ЕГО. ЛУК.

Вот такая тру стори.

Китайский за отпуск мы, конечно, не выучили, но есть способ, как сделать общение с местными еще приятнее и добрее. Можно просто выучить пару фраз на их языке, например.

Посему минуточка ликбеза:

  • nǐ hǎo («ни хао») —  привет;
  • zài jiàn («цай чьен») — до свидания;
  • shi («ши») — да;
  • bù shì («бу ши») —  нет;
  • xiè xiè («сье-сье») — спасибо.

3. Понять бездонную душу китайца

Вот многие говорят, что китайцы постоянно харкаются, рыгают, пукают, едят странные вещи везде и при этом чавкают, высмаркиваются на землю, громко разговаривают, бессовестно пялятся на тебя.

И знаете что? Да, всё так. Однажды я поймала к-к-комбо: тетка в автобусе села рядом со мной, посмотрела в упор, достала пакетик с какой-то своей пахучей съедобной ерундой и начала есть, причмокивая, не отрывая при этом взгляда от меня. Следующим пунктом, скорее всего, было рыгнуть мне в лицо, но, слава Будде, ей пора было выходить.

И это их такая непосредственная, в чем-то даже милая черта менталитета. Для них это так же естественно, как, скажем, для наших водителей троллейбусов — самим забираться на крышу и голыми руками возвращать рога на контактную сеть. Или для наших девушек ходить в капроновых колготках даже в -30 и курить кальян с таким видом, будто они только что завоевали Константинополь.

Зато китайцы не хамят, не спорят, кто стоял последним в очереди, и не орут на кассиров за то, что у них наклейки на сковородки, видите ли, закончились. И вообще они очень вежливые и милые, просто немного любопытные.

В Китае чувствуются фундаментальные ценности: уважение к старшим, любовь к супругам, забота о детях.

Со стороны мужчин — особенно. Вот один молодой папаша, присев на корточки перед малышом, нежно поправляет ему курточку, а другой, обедая в одиночку, звонит по видеосвязи своей семье, которая тоже собралась на обед.

Китайцы стараются походить на западных людей, искренне восхищаются ими, любят Макдоналдсы, Старбаксы и Бургер Кинги. Но всё равно они такие другие. Кстати, заметьте, именно азиаты в последнее время диктуют моду. Все это рюшчатое, фатиновое, плиссированное, кавайное, с Hello Kitty, розовой пантерой, единорогами, пончиками — всё отсюда.

Но самым удивительным открытием для меня было то, что они каждый день на рассвете и на закате дружно занимаются гимнастикой, цигун, исполняют национальные танцы с веерами, делают зарядку с элементами боевых искусств, бегают задом наперед — это у них такая профилактика болезни Альцгеймера. На пляже на несколько километров растягиваются эти группки, причем каждая — в особой одежде, и всё это под аккомпанемент народной музыки. Впечатляет.

4. Осознать, что али-экспресс — не весь Китай

В Китае неожиданно дорого. По крайней мере, дороже, чем в России. Факт. Я думала, может, это касается только Хайнаня — все-таки единственный тропический курорт на такую большую страну. Но потом поделилась впечатлениями с друзьями, которые были в материковом Китае, — везде так.

Я вообще не видела товаров с али-экспресса. Редкие лавки, где все по 3 юаня (30 рублей), и магазинчики с японским дизайном Miniso, где продают всякие мелочи вроде масок для лица, блокнотов, кружек, бутылочек для воды за 10-20 юаней (100-200 рублей) — наверное, одни из немногих мест, где можно купить что-то задешево.

Одежда масс-маркета — это в основном какие-то локальные и японские бренды. Всё такое красивое, яркое и качественное. Но и цены не алишные: к примеру, платье из фатина — в районе трех тысяч рублей, обычные брюки с открытой щиколоткой — две тысячи, няшные кофточки — по полторы тысячи.

Супермаркеты тоже не слишком радуют ценами: так, упаковка лапши стоит что-то около 90 рублей, соевый соус — 80 рублей, молотый перец (который, к слову, изготавливают здесь же) — 110 рублей, пачка карамельных семечек — 70 рублей, небольшая пироженка — 80 рублей. Но особенно дорогая молочка: литр сливок — 500 рублей, плавленый сыр в ломтиках — больше 200 рублей, маленький питьевой йогурт — 85 рублей.

На самом деле у 8090% китайцев непереносимость лактозы, так что ничего удивительного.

Что до алкоголя, местное вино дорогое и невкусное: средняя бутылка — 400 рублей. Импортное вино вкусное, но заоблачно дорогое: к примеру, чилийское Cato Negro у нас в России стоит около 600 рублей, в Мексике мы покупали за 200 рублей, а в Китае такое же — 1880 рублей. Каноничную рисовую водку многие покупают просто как сувенир. А вот пиво неплохое —  легендарное Tsingtao (которое изначально в 1903 году начали варить немцы, оккупировавшие китайский порт Циндао) стоит меньше 40 рублей за стеклянную бутылку в 0,5 л (в жестяной банке почему-то немного дороже), бутылочка Hainan — 30 рублей.

Но самая лютая статья расходов, которая запросто может съесть добрую половину всего бюджета путешествия — это поездки в интересные места. И я не про экскурсии от турагентств — они никогда не отличались экономичностью и разумностью. Я про самостоятельные вылазки в разные парки (просто волшебные, кстати), острова, закрытые пляжи, термальные источники, культурные и религиозные центры. Входной билет на одного стоит обычно около 1,5-2 тысяч, и это очень в среднем.

5. Наслаждаться все новыми панорамами

Хайнань и его город Санья — это про панорамы и нереальные виды. Его надо созерцать сверху, неторопливо, медитативно и самозабвенно.

01

Проснуться утром под лучами нерешительного солнца, потянуться, принять душ и забраться на крышу восемнадцатиэтажного отеля. А там тебя уже ждет ассорти из лапши, огромной тарелки овощного салата, странно пахнущих кимчи, слоеных сладостей и зданий-факелов на острове Феникс в пятистах метрах — всё это под чашечку традиционного китайского чая и томное, едва уловимое жужжание просыпающегося города. Впереди — море, которое сливается с горизонтом, что еле заметна легкая дымка между ними, и пальмовая кайма побережья. На первой линии — обломки того, что еще пару дней назад было унылой панелькой как где-нибудь в Чертаново. А откуда-то сзади доносится призывной голос коммунизма — это сотни учеников выстроились на школьном стадионе на линейку.

Потом, примерно в обед, заглянуть в отель Barry Boutique и подняться на 33-й этаж. На одном балконе — сплошные серые крыши, померкшие на фоне полумесяца бухты Дадунхай. В ее берега словно врезается чуть мутноватая от толп туристов бирюза моря, а по песку снуют крошечные фигуры, похожие на муравьишек. На другом балконе — соседние дома-дылды, город со странными, слегка потасканными, будто бутафорскими зданиями, среди которых особенно выделяется купол в барочном стиле.

Вечером, ближе к закату, гулять по дощатым дорожкам парка «Феникс», вокруг которых слышится шевеление чего-то живого и оттого страшного, стоять на прозрачной площадке у парапета и лицезреть нескончаемые бухты и холмы, холмы. Они будто запутались в облаках, и так хочется дотянуться до них рукой, чтобы взять себе кусочек. Пока мечтаешь, не замечаешь, как солнце совсем растворилось над небоскребным городом, оставив в сумерках лишь красноватый силуэт.

А с приходом темноты сесть на лавочку в открытой беседке в парке «Олень повернул голову», сделать глоток из жестяной баночки Tsingtao и не отрываясь смотреть на то, как переливаются огоньками те самые высотки на острове Феникс, как раскрывается бутон лотоса на фасадах домов-деревьев, как неоновый олень скачет по трем небоскребам совсем рядом — словом, как энергия Саньи течет в этой ожившей иллюминации.

6. Покататься на канатной дороге над джунглями

Про парк «Феникс» я не рассказала самого главного — чтобы добраться туда, к самому высокому холму в городе, нужно сесть в стеклянную кабинку канатки. Это почти как в любимом Нижнем, только ты проплываешь в воздухе над пасторальными поселениями с огородами вперемешку с джунглями, а не над замерзшей матушкой-Волгой, впереди тебя ждут нереальные горные и морские панорамы, а не советская мозаика борского ДК «Октябрь», за стеклом — вечное лето, а не лютый ветер, грозящий заморозить тебя и всё, что тебе дорого.

В общем, на самом деле с нижегородской канаткой ничего общего, разве что сами кабинки. Здесь ждут полтора километра и пятнадцать минут любования природой и немножечко страха высоты.

В Санье есть еще одна канатная дорога — та, что ведет к Острову обезьян. Вид здесь, кажется, еще волшебнее — два километра над Южно-Китайским морем, вот только обезьянок на самом острове жалко. А любителей чего-то поэкстремальнее зазывает парк Tropical Paradise около Ялонга своим подвесным мостом и тарзанкой над джунглями.

7. Отмокнуть в термальных источниках

Фиш-пилинг в двух огромных бассейнах, кофейные, кокосовые, лимонные, цветочные, винные ванны под пальмами — если ваш спа не похож на это, даже не пытайтесь меня звать. Всего здесь больше 30 купален с термальной водой. Каждая, если верить табличкам, способна вылечить от любых болезней: восстановить кровеносную систему и сердечный ритм, потом избавить от диареи, кожных заболеваний, болезней желудочно-кишечного тракта, а напоследок излечить от запоров — так, на всякий случай.

Так что, ребята, если с друзьями вы уже начали делиться контактами своего остеопата, знаете, что более дешевый аналог имодиума — лоперамид, а в сумке чудесным образом появилась косметичка для лекарств, вам сюда. И даже если сердечно-сосудистая дистония сама собой не пройдет, то хоть расслабитесь в горячих источниках.

А каплю китайского колорита придает небольшое озеро неподалеку — с золотыми карпами, парочкой диких гусей и волшебными лотосами.

Здесь, у озера, очень может быть, что кто-то постигнет дзен или сделает кому-то предложение. У нас случилось и то, и другое.

Вообще Хайнань похож на санаторий размером с остров. Местами — очень даже лакшери, местами — как в Кисловодске в 98-м. Сразу же по приезде вас будут вербовать на бесплатную диагностику болезней по пульсу, потом вам придется отбиваться от китайцев Игоря, Саши, Леши, которые станут зазывать в одноименные салоны на массаж и иглоукалывание, а до конца отпуска вам постоянно будут попадаться мужики без маек, зато со следами от банок на спине. Я серьезно.

8. Потусить в клубах и не потратить ни юаня

На Хайнане есть люди поважнее, чем эти пафосные дети богатеньких китайских родителей на своих Мазерати и Порше на улицах Саньи. Эти люди — вообще любые белокожие иностранцы.

Хотите ночных развлечений — просто приходите на улицу баров. Менеджер любого клуба заметит вас издалека, встретит как старого друга, растолкает толпу на входе, проводит до лучшего столика и нальет чего-нибудь алкогольного. Просто так. Бесплатно. То есть даром. За красивые большие глаза, майфренд.

На самом деле всё просто: среди молодого поколения китайцев (и вообще почти всех азиатов) есть странный культ запада. Лаовай, он же иностранец, вряд ли выпьет полбара, а от нескольких напитков клуб не обеднеет, зато получит новых клиентов в лице своих. По мне, так гениально. И вкусно. Хава нагила!

9. Понежиться на всех пляжах в округе

Пляжи — это хайнаньское всё. Их здесь много, и они прекрасны.

Запоминаем.

Санья Бэй (Саньяван)

Огромная бухта длиной в 24 километра в центре города Санья. В самом начале, около острова Феникс и ближайшие пару-тройку километров, очень людно, а море буйное и мутное. Зато дальше, километра с восьмого, начинается почти идиллия: нависшие над полоской хрустящего песка пальмы, уединение, стихийные стаи рыбацких лодок, голубые волны, лишь изредка пугающие своей строптивостью, и чудесный вид на город. Только осторожно, именно здесь водятся песчаные клещи, поэтому репелленты точно не будут лишними.

Сяодунхай

Небольшая бухточка между центром Саньи и популярным Дадунхаем. Рядом находится военная база, так что на пляже дежурят дядьки в военной форме и грозят пальчиком каждый раз, когда кто-то решит сфотографировать акватории со стороны острова Феникс — оказывается, они принадлежат базе. Зато здесь просто волшебные закаты.

Дадунхай

Место, где переливчатый звон китайских колокольчиков сливается воедино с гавайской живой музыкой и поп-мелодиями из динамиков одного из многочисленных прибрежных кафе. Где плотность населения раз в сто больше, чем в среднем по стране. Где по Россиюшке точно не соскучишься: кафе «СССР», торговый центр «Москва», массажные салоны вроде «Родник» и сувенирные «Лена» неизбежно вызывают советские флешбеки. И хотя бухта Дадунхай тоже не слишком большая, море здесь неизменно живописное.

Ялонг Бэй (Ялунвань)

Слишком красиво, чтобы быть правдой. По крайней мере, от Китая такого не ожидаешь. В солнечный день здешнее Южно-Китайское море превращается как минимум в Андаманское — неприлично лазурное, безмятежное, с легким налетом перламутра. И еще один приятный бонус — людей совсем немного. Ехать сюда из центра Саньи далековато, но оно того стоит.

Кстати, если вы мастер пляжных селфи 80 уровня, у меня для вас плохие новости. Всегда найдется какая-нибудь китаянка, которая делает это лучше вас. А скорее всего сразу двадцать китаянок. По моим ощущениям китайцы фотографируются вообще везде.

10. Прогуляться по неземным торговым центрам

Еще одна китайская страсть — шопинг. Эти торговые центры, моллы, магазины, бутики заполонили улицы: стеклянно-белоснежный, с плавными формами в духе Захи Хадид Duty Free Shopping Mall в Хайтанг Бэй, незамысловатой архитектуры «Зима» и «Лето» в Дадунхае, «Ананас», больше похожий на дом пижонистого Спанч Боба.

А те, которым не хватило места, стали перебираться под землю. Я про подземный торговый центр в Санье, который расположился под известной улицей Цзэфан. Он растянулся на 2,5 километра и два этажа. Сотни магазинов, ресторанов, и зон отдыха, даже собственный венецианский канал с лодочками-гондолами и мостами — как всегда масштабы поистине китайские. Но самое удивительное — это ведь настоящий бункер размером с целый подземный город, о чем нашептывают его массивные бронированные двери.

Вот только хайнаньская реальность такова, что внутри всех этих шопинг-моллов — сплошные Gucci, Coach, Tommy Hilfiger, Burberry или хотя бы Miu Miu, а на улице под этими надменными вывесками старый китаец бессовестно жарит в своей тележке что-то дико вонючее.

11. Быть экологичным

Мы выросли в России с ее глубинками. Мы знаем, что у муравьев жопки кисленькие, а если надуть жабу соломинкой, она взорвется. В детстве родители оставляли нас на всё лето у бабушки в деревне, где был один трактор на два села, а в воздухе пахло свежескошенной травой и коровьими лепехами, поэтому нас хорошей экологией не удивишь. А вот китайцев, которые еле различают пейзажи в этом пекинском, или шанхайском, или чунцинском смоге — вполне.

Так что Хайнань — это такой китайский экоанклав: никаких крупных производств, совсем мало машин, зато много скутеров, и те — электро. Даже автобусы здесь часто электрические или гибридные.

Гнать на мопеде вдоль побережья, когда море дышит свежим бризом тебе в спину и то и дело поглядывает на тебя из-за пальм, солнце такое оставляет на твоем носу веснушки, волосы такие развеваются на ветру, а ты такой едешь исследовать весь остров и не думаешь ни о чем — бесподобно. А делать это на электромопеде и не оставлять за собой пятно сгоревшего бензина — бесподобно вдвойне.

12. Сойти с ума от местного движения

ПДД в Азии — очень странный предмет: они вроде есть, но их как бы нет. Но, несмотря на полный сумбур на дорогах, азиаты каким-то магическим способом чувствуют друг друга — по крайней мере, я видела аварию лишь однажды, и то это было семь лет назад во Вьетнаме, в Нячанге, когда автобус задел скутер, где сидел мужик и его трое детей. Хорошо, что тогда всё обошлось и ни один маленький вьетнамец не пострадал.

Так вот, я давно привыкла, что движение в Азии — это отдельный организм, но в Китае он каким-то чудесным образом мутировал до нереальных размеров и эволюционировал до сверхразума.

Представьте, что вы — последнее звено в цепочке городского транспорта. Теперь представьте, что слева — нескончаемый поток машин, справа — штук 50 таких же скутеристов, как и вы, впереди загорается зеленый свет светофора, и вам навстречу несется еще с полсотни байков, водители которых при этом на ходу спокойно курят и разговаривают друг с другом, а вам из крайней правой надо повернуть налево.

Представили? А теперь весь этот хаос и уровень своего страха смело умножайте на три.

(Visited 35 times, 1 visits today)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *